Амур непокорённый


16 декабря 2021 г.

Когда мы говорим: «Амур – река жизни», то, конечно, подразумеваем благополучие людей, живущих на ее берегах. Но при этом уходит в тень наших проблем и амбиций жизнь самой реки. Миллионы лет несет она свои воды к Татарскому проливу, человеческими мерками этого срока не объять. О том, надо ли спасать Амур и от чего, рассказал читателям городской газеты «Хабаровский пенсионер» доктор географических наук, главный научный сотрудник Института водных и экологических проблем ДВО РАН Алексей Николаевич Махинов.

- Алексей Николаевич, когда в 2013 году на Амуре произошло гигантское наводнение, говорили, что такое раз в сто лет бывает. Однако наводнения случились и в 2020-м, и в 2021 годах. Хотя и не такой силы, как семь лет назад, но и они причинили достаточный урон. Неужели ученые до сих пор не научились предсказывать разливы рек?

- Предваряя ваш вопрос о том, ожидать ли нам наводнения в следующем году, скажу: предсказать невозможно, и никто в мире этого не может делать. У нас недостаточно возможностей, чтобы учесть все параметры, которые формируют наводнения. Небольшая случайность может повлиять настолько, что коренным образом изменятся условия формирования водного режима именно в этот год.

От наводнений страдают Европа, Америка, наш сосед Китай. И они тоже ничего не могут сделать. Поэтому говорить, что можно предсказать наводнение, могут только люди, которые в этих процессах не разбираются. Но какое-то мнение, которое когда-то оправдается, высказать можно.

После наводнения 2013 года я предположил, что в ближайшие годы нас ожидают большие наводнения. Дело в том, что есть объективные процессы, которые определяют развитие нашей планеты в целом, ее крупных регионов, отдельных природных объектов, в том числе и водных.  

Вы, наверное, слышали, что Байкал то поднимается над уровнем, то опускается. Такая же история с Каспийским морем – то оно наступает, то уходит на километры. Это довольно известные и распространенные явления.

- Я правильно понимаю, реки тоже этому процессу подвержены?

- Да, ученым известно, что и на реках, во всем мире, наблюдаются периоды повышенной водности, когда часто бывают наводнения. И бывают периоды, когда такие наводнения невозможны. Этими проблемами занимался наш бывший директор Института водных и экологических проблем Игорь Петрович Дружинин, академик, выдающийся ученый в области гидрологии.  

Когда мы его выводы применили к Амуру, то оказалось, что и на нашей реке они очень четко прослеживаются. Выделили пять таких периодов на основании не просто памяти людей, а данных многолетних наблюдений. А между периодами повышенной водности выделились этапы пониженной водности.

Мы определили, сколько наводнений было в период повышенной водности и сколько – в период пониженной. И оказалось, что в период повышенной водности наводнения бывают часто. Периоды эти имеют различную продолжительность. Есть в 10 лет, а есть в 17. Зато в периоды пониженной водности, также неодинаковые по продолжительности, ни одного крупного наводнения не зафиксировано.

- У нас еще принято во всех бедах на Амуре обвинять ГЭС. Мало воды – ГЭС виноваты, много воды – опять ГЭС. Так виноваты или не виноваты? Насколько гидроэлектростанции влияют на водность Амура?

- Это один из мифов – что ГЭС строят только для спасения людей от наводнений. В какой-то степени это верно, но в какой-то не совсем так. Мы можем защититься от наводнения только на реке, на которой стоит плотина, которая регулирует сток. В паводок вода задерживается и люди, живущие ниже по течению, будут в безопасности. Но наводнения случаются на многих других дальневосточных реках, где плотин нет. Значит, чтобы полностью защититься от наводнений, надо построить большое количество больших и малых плотин на всех реках, впадающих в Амур. Это бессмысленно и к тому же стоит огромных денег.

Даже строительство одной крупной ГЭС обходится довольно дорого. И надо, чтобы затраты каким-то образом окупались. Поэтому все крупные ГЭС имеют двойное назначение: кроме защиты от наводнений, они вырабатывают электричество. При этом получение энергии – главная задача, а защита – второстепенная. Вода, накопленная в водохранилище, - это огромные деньги. Доход от продажи электроэнергии хорошо виден, и его получают компании, а спасение от затопления сенокосов, полей и даже домов и дорог – это временные невзгоды и за причиненный ущерб расплачиваются люди и государство. 

Полное интервью читайте на сайте газеты https://habinfo.ru/amur-navodnenie/


Вернуться к списку новостей раздела

Наверх